Trinity Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Trinity Blood » Территория Империи » Львов.


Львов.

Сообщений 1 страница 30 из 340

1

Эпидемия началась в этом древнем городе внезапно. Вечером, 20 мая, на балу, что устраивал в городской ратуше граф Львовский, произошёл странный случай. Один из гостей, метоселянин из вассалов графа, внезапно упал на пол. Попытался встать, но не смог. И на глазах стал принимать боевую форму - удлинились клыки, когти, из костяшек пальцев выскочили лезвия, пропоровшие дорогущий ковёр и вонзившиеся в пол. Гости, да и сам хозяин, были в шоке. Бросились было на помощь, но больной вдруг повёл себя, как безумец и накинулся на ближайшего гостя, норовя вцепиться клыками в горло. И таки успел цапнуть, правда, за руку. Вскочил, и снова бросился, на сей раз на даму. Чтоб утихомирить безумца, понадобились усилия нескольких взрослых мужчин. Наконец его сумели связать и препроводить в подвал ратуши, наскоро оборудованный в тюрьму. Вести его в настоящую тюрьму не было никакой возможности. Но, пока длилась свалка, он успел поцарапать или покусать не менее десятка присутвующих на балу. И убил двух слуг - граф Львовский гордился тем, что у него в прислуге много терран. Этот инциндент решили замять, выплатив компансации семьям погибших. А на раны особого внимания не обратили - тем более, что они быстро затянулись. Пожалуй - даже быстрее, чем обычно. Но тогда никто не придал этому значения.
Это была роковая ошибка. К полудню следующего дня заболели ещё трое. Один просто загрыз свою семью и убежал, второй кинулся-было на старшего брата, но тот успел среагировать и скрутить безумца. А воля третьего оказалась настолько сильна, что он успел  застрелиться сам до того, как безумие овладело им. К вечеру заболевших стало семеро, среди них - племянник графа, а несчастный безумец пробрался на телефонную станцию и просто разнёс её.  И только тогда начали оставшиеся в живых бить тревогу. По тревоге была поднята вся полиция и армейские части, квартировавшие здесь же. Но время было упущено - эпидемия распростарнялась со скоростью пожара. Медики сбились с ног - болезнь косила и их, несмотря на предосторожности. В ход пошли интерны и студенты Львовского Отделения Имперского Медицинского Института. Первые анализы никакого результата не принесли - пациенты были здоровы!
К ночи с с 21 на 22 заболело больше половины метоселян города Львова. К тому моменту из семьи главы города уцелела только малолетняя внучка, ещё непробуждённая. Теперь городом управлял полицейский. Он приказал попросту расстреливать заболевших.
Новая катастрофа произошла в ночью - тот самый сумасшедший, что заболел первым, и о котором в общей суматохе попросту забыли, вырвался, выломав дверь. При этом он  переломал себе кости в обеих руках, но словно не чувствовал боли. Он напал на штаб, оставшийся здесь же, в ратуше, и убил всех. И город во второй раз потерял руководство.
К утру 22 мая самым старшим из офицеров оказался лейтенант. Он сумел кое-как организовать блокаду города и приостановить распроатранение болезни. источник которой так и не был установлен.
Горожане боялись выходить из домов. По городу поползли слухи о том, что заболевание распространилось и на другие, прилегающие ко Львовскому графству, области. И ещё, всё громче и громче говорили о том, что это кара Божья для метоселан, ибо до сих пор ни один терран не заболел.

Отредактировано Seth Nightlord (2007-07-29 05:09:19)

2

Полицейский блокпост на границе области

Их было всего двое.
Если, конечно, не считать пулемета.
Собственно, если бы не пулемет, их бы вообще тут не было. Провались в преисподнюю все эти приказы, долги и прочие радости чести - жить-то хочется...
Но пулемет был. Он вселял в двоих свежеиспеченных полицейских небольшую толику уверенности в себе.
По недавно выданной инструкции одному из них полагалось спать.
Но не спалось.
Один, до рези под веками вглядывался в пространство. То так, то сквозь прицел.
Второй, помоложе, возился с допотопным средством связи.
Последнее иногда работало.
Но оба, несмотря на всю свою настороженность, самое начало событий пропустили.
Потому что ждали беды не оттуда. Ждали - из города. Ждали крика, воя, броска обезумевшей твари. Или толпы не менее обезумевших людей...
Во втором случае удавалось обойтись без пулемета... иногда.
Но они совсем не ждали ровного гула моторов с другой стороны.
- Это еще что за...
"Что за" Выглядело впечатляюще. Боевые машины. Пехота. Транспортные корабли...
Гербы семейства Фортуна.
Сидевший за пулеметом молча развернул его в сторону пришельцев. Нет, идиотом он не был. Он просто не спал больше суток и был смертельно напуган.
- Ты что? - завопил младший из-за рации.
- Ничего не знаю, - пробурчал старший. - Карантин. Зона закрыта. Давить, давить гадов...
- Так они же снаружи... Да подожди ты! - Младший задергался, наконец вытащил откуда-то устрашающих размеров устройство, на проверку оказавшееся мегафоном.
- Неизвестные, остановитесь. Зона закрыта на карантин. Остановитесь, или мы будем вынуждены открыть огонь! Повторяю, зона закрыта на карантин, мы будем вынуждены открыть огонь...
Неизвестные остановились.
Метрах в десяти от блокпоста.
Из машины вышел молодой человек - внешне молодой и человек, в том, что ни тем, ни другим он не является, сомнений не возникало - в безупречно чистой, идеально сидящей форме. Стряхнул с лацкана несуществующую пылинку.
И прогулочным шагом направился к полицейским.
Старший, за пулеметом, на его счастье, уже начал соображать. Потому очередь прошлась далеко он начищенных сапог.
Но недостаточно далеко, чтобы сапоги по прежнему оставалсь начищенными.
Офицер остановился, отряхнулся. И по змеиному посмотрел на полицейских.
- И чем, позвольте поинтересоваться, вызвана такая грубость? Карантин-карантином, но неужели ваших манер не хватает даже на то, чтобы дать мне представиться?
- Я тебе сейчас представлюсь, мутант... - Младший зашипел на старшего, старший помотал головой, и продолжил громче. - Нет нужды представляться. Зона закрыта на карантин, при приближении мы будем стрелять. Убирайтесь.
Офицер многозначительно оглядел пулемет.
- Тем не менее, я вынужден это сделать. - Откуда-то из воздуха появился конверт, на котором даже издали была видна огромная печать.
Герб Империи.
Кажется, бумага была очень весмомой.
- Начальник гвардии семейства Фортуна, баронет Орест Сташевский. Специальный уполномоченный, назначенный для обеспечения безопасности.... - в воздухе повисла многозначительная пауза. - К сожалению, господа, я не могу предъявить вам свои бумаги, поскольку не знаю ваших полномочий. Но поверьте, они достаточно основательны. Если вы конечно видите печать... Так что позвольте поинтересоваться - кто вы, и по чьему приказу организованы столь... суровые меры?
- По приказу командующего, - заорал старший за пулеметом. - И мне, господин офицер, уж извините мои манеры глубоко срать на ваши бумаги! Я никого, слышите, никого и никуда не собираюсь пропускать!!!! Хватит уже....
Тем временем младший, сообразив, что дело плохо, начал яростно терзать свое устройство.
- Командующего чем?...
- Не твое дело! Нашего! Не доходит до вас, что ли - карантин у нас, КАРАНТИН!!! Тебе так подохнуть хочется?! От заразы, от пули, что предпо..
- Милейший...., - баронет изобразил на лице картину "ангельское терпение" -  видите ли, у меня приказ. И не так много времени. Следовательно, у вас есть еще пару минут на то, чтобы обьясниться. Если вы этого не сделаете, я просто поеду дальше. Будьте любезны доложить, чьим приказам вы подчиняетесь, и почему считаете, что полномочия этого человека выше моих? Кто это - граф Львовский? Губернатор? - голос вдруг резко, командно ударил по ушам. - Имя и звание командира, быстро!
- Господин офицер!!! - Заорал младший, с трубкой в руках, - подождите... я сейчас к вам спущусь! Наш командующий на связи... он хочет с вами поговорить! У меня есть связь! - И не смотря на шипение старшего, младший, прижимая, как ребенка, к себе аппарат, стал медленно выдвигаться вперед.
- Не трудитесь, милейший. - Смягчился офицер. - Не трогайте аппарат, не дай боже связь оборвется. Я сейчас к вам подойду.
Старший было открыл рот, но посмотрел на умоляющие глаза младшего, на офицера... плюнул, и полез за сигаретами.

3

Младший подождал, пока офицер подойдёт и протянул ему трубку. Едва не выронив её. Офицер взял древнее устройство, поднёс к лицу и проговорил:
- Это вы, господин командующий?
- Именно - ответил довольно высокий мужской голос - лейтенант полиции Айче Йохим, свободный гражданин. Кто вы и почему хотите войти в заражённую зону?

Отредактировано Seth Nightlord (2007-08-01 15:16:54)

4

- Начальник гвардии семейства Фортуна, баронет Орест Сташевский. В нашу задачу входит подготовка встречи и обеспечение безопасности научной экспедиции Имперской Академии наук, которая прибудет завтра, изучать ваши неприятности....Гхм. Гражданин лейтенант, вы не могли бы уточнить свои полномочия? Согласитесь, лейтенант-командующий несколько странно звучит.

5

На том конце провода тяжело вздохнули.
- Господин Сташевский, я - единственный офицер, оставшийся в живых - в голосе террана звучала усталось и раздражение. Но он всё же держала себя в руках, не давая этому прорваться на поверхность.
- И, как старший офицер и временный комендант города - прошу вас  - подумайте ещё раз, вы рискуете своей жизнью и жизными ваших подчинённых. Впрочем - что я говорю, у вас наверняка приказ... Простите. Отдайте трубку моему человеку - я прикажу пропустить вас.

6

Быстро соображает. Догадался, что мы итак войдем... Обошелся без дурацких комментариев в стиле "а выйти вы не сможете"... единственный офицер? Однако...
Орест молча протянул трубку старшему. И не дожидаясь финала разговора пошел к машинам.
Забравшись в свою, быстро подошел к устройству на порядок меньше и легче того монстра на блокпосте. Быстро заполнил небольшую бумагу, отдал подчиненному.
Тот кивнул, и принялся проделывать странные манипуляции с аппаратом.

"Предварительные данные: из командования старшим остался лейтенант полиции Айче Йохим, свободный гражданин. Граница области перекрыта по схеме А1, повторяю, А1, но при острой нехватке людей."

А1 - жесткая блокада, уничтожение при попытке проникнуть за зараженную территорию... неужели все настолько плохо?
Возможно, только это и спасло другие области...
Но если этот лейтенант ошибся, он умрет.

Отредактировано Мирка Фортуна (2007-08-01 17:04:51)

7

Коротко переговорив с начальством, младший кивнул старшему и тот с кряхтением стал оттаскивать пулемёт, давая возможность проехать гвардии Дома Фортуна. Младший в это время убирал явно на скорую руку сделанные заграждения. Потом старший махнул рукой - проезжайте, мол.

8

Колонна с гордым видом проследовала по дороге дальше.
Перед глазами страшего полицейского ярко стояла вся эта техника - поломанная, грязная... и обезумевшие твари, лезущие из нее.
Но он только молча плюнул вслед колонне.

9

По дороге в город колонна техники встретила ещё один блок-пост. На сей раз из огнемёт (да, именно огнемёт, ни много, ни мало) смотрел на город.  Здесь их пропустили без малейшей заминки - видимо, были предупреждены. И вот уже пуленепробиваемые колёса грохочут по брусчатке древнего города. Львов казался вымершим - ни единого живого существа на улицах. Нет даже кошек, собак или птиц.

10

Баронет внимательно осматривал окресности.
От него не укрылась ни тишина, ни отсутсвие живности. Ни закрытые - наглухо - ставни и двери. Не закрывающиеся - закрытые. Через некоторое время он приостановил машину и выбрался на броню.
В воздухе отчетливо пахло страхом.

Разворачиваться прямо сейчас? Лейтенант обидиться... на обиженных воду возят. Время дорого.
- Берем город под контроль. С местными полицейскими силами в конфликт не вступать. Пусть выходят на связь со своим начальством.
Еще несколько коротких приказов, и колонна разделилась. Часть ручейками стала вливаться в боковые улицы.
Остальные проследовали дальше.

Найти нужное здание сложностей не составило.
Собственно, это было единственное здание в городе, в котором кипела жизнь. Вокруг здания гододской ратуши бегали люди, в ворота въезжали и выезжали машины. Переносили какие-то ящики - с оружием, с едой...

Колонна остановилась недалеко от ворот. Мешать этой деятельности не хотелось... пока.
Баронет спустился на землю, и не торопять пошел к центральному входу.
Почему-то он не сомневался, что легко найдет искомого лейтенанта в этом муравейнике.
Ординарец следовал за ним бесшумной тенью.

Отредактировано Мирка Фортуна (2007-08-17 02:02:23)

11

И он не ошибся – лейтенант сам вышел встречать мелтоселан. Не один – с совсем юным метаселанчиком. Вид у лейтенанта, по терранским меркам довольно юного – года 22, не больше, был просто ужасным. Лицо посерело, под глазами – мешки… Метоселанчик периодически шмыгал носом
- Так, это, видимо, вы – господин Орест Сташевский – полицейский коротко, совсем коротко, поклонился. Ему явно было не до церемоний.
- Это – продолжал лейтенант, дождавшись кивка от Сташевского – младший сын господина Ирвина Кои, большого друга семьи графа Львовского, как раз гостившего у него. Господин Лесли Кои.
Метоселанчик поднял испуганный взгляд на баронета.
- Прошу вас, баронет, в наш штаб – там и поговорим.

12

Однако... свидетель - это хорошо. Оперативно работает лейтенант. Тоже жаль времени? Или...  Или хорошо подготовился заметать следы. Жаль, что я не настолько знаю все семьи Львова в лицо... хотя...
- Минуту, лейтенант...
Орест внимательно оглядел свидетеля, шепнул пару слов адьютанту. Тот кивнул, и быстро побежал в направлении машин.
- Пройдемте.

"Срочный запрос. Словесный портрет младшего сына Ирвина Кои - Лесли Кои. Краткая информация об обоих, их отношения с семьей графа Львовского"

13

Лейтенант привёл метоселанина в свой, наспех оборудованный кабинет, что располагался возле такой же, наспех оборудованной, диспетчерской. Указал на кресло, стоящее у стены. Лесли устроился на стуле у дверей. Был у него был как существа, немного не от мира сего
- Присаживайтесь, пожалуйста. Сейчас я постараюсь дать вам полную картину происшедшего.
Баронет уселся в кресло, лейтенант подождал, пока он устроится, и сел сам. Достал папку в красной, метами сложно обоженной, обложке.
- Не обращайте внимания на Лесли - на его глазах убили всю семью, а мы его вытащили из горящего дома. Теперь он почти не разговаривает и не отходит от меня. Итак, началось это, предположительно, 20 мая...
Дальше, чётко, коротко и почти не сбиваясь, полицейский дал картину происшедшего.  Увы, он мог рассказать немногое. Причина внезапного помутнения разума и метоселан города Львов осталась для полиции неизвестна. Закончив рассказ, Йохим раскрыл папку и показал посланцу Мирки фотографии. Увы, их тоже очень мало - всего три. Полицейский пояснил это тем, что попросту не было времени на съёмку. На двух фотографиях были трупы, судя по зубам - явно метоселане. И явно умершие не своей смертью - следы от пуль ничегм не скроешь. Но у одного была разорвана шея, у а второго были видны полузажившие укусу на руках. На тертьей фотографии, довольно размытой, был виден метоселанин бегущий. Вид его был страшен - глаза выпучены, лицо перекошено какой-то иступлённой яростью.
- Вот. Это единственная фотография ещё живого агрессора.

14

Где-то к концу рассказа адьютант вернулся. Принес несколько распечаток.
Орест сразу же отправил его обратно. Следовало напомнить своим людям о мерах предосторожности.
Орест продолжал слушать, заглядывая в бумаги.

...Не врет...  Похоже, вообще ни в одном слове. Слишком устал, чтобы врать или угрожать. Надо бы допросить мальчишку.... Кажется, он не совсем адекватен... Потом.
Орест смотрел на фотографию.
Фотография смотрелась дешевой ватиканской пропагандой. На первый взгляд.
У того, кто знаком и с фотографией и с метоселанами она могла заставить встать волосы дыбом.
Орест был знаком и с тем и с другим.
Это совершенно не было похоже на обычную атаку. На срыв на почве жажды это не было похоже тоже. Орест знал парочку препаратов, способных вызвать что-то похожее....
И таких было несколько? Если он и перестарался с А1, то ненамного.

- Что же, пока я могу оценить ваши действия как верные. Но мои люди должны увидеть тела. И поговорить с мальчишкой... по возможности. Впрочем, это чуть позже. Для начала нужно укрепить военное положение. Одно из моих подразделений сейчас занимает ключевые посты в городе - вы уж простите, что так сразу, но время не терпит. - Орест помолчал немного. - Документы с моими полномочиями я могу предоставить в любой момент. Но только вам. Внешне вы остаетесь главным, а мы лишь проводим мероприятия по обеспечению безопасности научной экспедиции, и в частности Йона Фортуны, который будет ее сопровождать. Кстати, нужно не забыть пропустить сюда соответствующий поезд... Или вы вывели из сторя пути?

15

Лейтенант устало потёр глаза. Было видно, что ему очень хочется спать, но он держится.
- Нет, железнодорожные пути мы просто перегородили. Перегородку снимем, это несложно.
Он снова потёр глаза.
- Ваши бумаги... Давайте.
Получив папку, Йохим долго изучал их, потом сложил обратно и кивнул.
- Действуйте. Только, прошу вас - согласовывать все действия со мной. Теперь - о трупах. Трупы находятся в морге. В городском морге. Там сейчас группка уцелевших от резни учёных и мой заместитель. Я сейчас свяжусь с ним. представлю вас и прикажу оказывать вам полное содействие.
Он потянулся к рации. В это мгновение дверь приоткрылась и вошла крошечная очаровательная смуглянка.
- Дядя Айче - звонко сказала девочка - мне скучно.
- Вот, прошу вас, знакомтесь - лейтенант сделал широкий жест - её светлость, графиня Львовская, Ольга Потоцкая. Три года. Младшая внучка покойного графа, единственнная, кто остался в живых после резни.
Йохим вздохнул, а потом, извиняющимся тоном, добавил:
- Мы собрали здесь всех метоселанских детей, кто выжил. Им, конечно, нечего здесь делать, но тут мы сможем их защитить, если что.
С этими словами лейтенант всё же взялся за рацию и связался со своим помощником. Описал ситуацию и приказал во всём помогать баронету.

16

Орест вновь переговорил с подоспевшим адьютантом. Через некоторое время на столе появилась карта местности, и некоторое время они с лейтенантом обсуждали организацию блокады.
Людей баронета было в разы меньше, чем у лейтенанта, но организованны они были лучше. А самое главное, у них была техника.
Колонна разделилась. Большинство машин разъехалось по постам. Гвардейцы распределились среди ополчения. Кое-где им пришлось капитально наводить порядок. Не везде, надо отдать должное.
Толстолобый медицинский фургон укатил к гордскому моргу, и теперь прятался в его ангарах.
А вот один из обитателей этого фургона остался в ратуше. Собрал всех детишек-метоселан в одном из залов побольше, и долго с ними играл. А потом еще дольше что-то записывал.
Летающей технике пришлось приземлиться за городом. Впрочем легкая машина почти сразу поднялась в воздух - один из постов что-то увидел. Сверху это должно было быть видно лучше.
Шустрая машинка командира обосновалась на ближайшем к ратуше холме.
Скоро у всех постов и подразделений была надежная связь.

...А вот поступивший вскоре доклад медиков выглядел, с точки зрения Ореста, очень скверно. Вернее никак не выглядел.
Нет, это не были известные препараты, способные воздействовать на бациллус.
Да, тем не менее на бациллус было произведено воздействие.
Да, совершенно неясно чем. Нужен более мощный микроскоп...
И... они не могут гарантировать, что это не передается воздушно-капельным путем.
И что никак не действует на людей - тоже.

Повода отменить приказ о жеской блокаде не было.
Скорее наоборот.
По крайней мере, думал Орест часов шесть спустя, есть надежда, что приехавших ученых не сожрут в первый же день...

Что я сделала не так? Поправки и предложения принимаются.

17

Оба командира, Орест и Айче, трудились до самого позднего вечера, расставляя посты, согласовывая действия, вместе просматривая новые отчёты. Вроде бы всё было тихо-мирно.
**
По одной из боковых, мощёных булыжником, улочке, шёл усиленный патруль, стостоящий из четверых терран и двух метоселан. Улочка была настолько узкой, что боевой технике княгини Молдавской здесь было не развернуться. По поводу верховых патрулей пока что шли споры. Поэтому патрульные шли пешком. Метоселане держались как бы особняком - работать в связке с терранами, да ещё и практически на равных? Только по приказу. Да и то - на лицах благородных отпрысков благородных фамилий было написано большими буквами если не презрение, то некоторая брезгливость. Терране тоже не особо радовались такому "сотрудничеству". Внезапно один ихз метоселан остановился - ему почудилось движение  на карнизе ближайшего дома. Он коснулся локтя напарника и едва заметным жестом указал туда. Тот поднял голову, приглядываясь и прислушиваясь. И тут совсем рядом дико взвыл кот, намекая своему противнику, что здесь не его территория. И сразу же послышалось яростное урчание и возня - коты подрались. Метоселане переглянулись и одновременно пожали плечами. Ложная тревога, можно расслабиться и идти дальше.
И ту на них свалилось нечто тяжёлое. В плечо одному из патрульных вонзились клыки, удар длинных когтей пришёлся второму по уху.

18

...после чего в нападавшем одновременно оказались два клинка. Первый офицер начал заваливаться на землю, намертво вцепившись в нападавшего. Второй позволил соскользнуть со своего оружия, и бросился добивать. Оторвал голову от горла, рванул на себя в захвате, пытаясь свернуть шею.
Получалось неожиданно плохо.
Первый придал нападающему ускорение ногами, у второго в итоге получилось встать, потянув извивающееся тело за собой...
Тело билось и подыхать категорически отказывалось.

19

Для полицейских всё произошло слишком быстро. Однако выучка - есть выучка. Луч мощного ручного фонаря уже нащупал дерущихся, и стволы целились.... Куда? В этом клубке из рук-ног-тел пойди что-то разбери... Внезапно на поверхности оказалась спина без мундира. И по ней тут же ударили очереди.

20

- Прекратить огонь!!!! - Сдавленно рявкнули откуда-то с земли. К счастью, полицейские услышали, и даже послушалсь.

Через секунду место проишествия было залито светом нескольких фонарей.

Один метоселанин у стены. Зажимает горло рукой. Нападавший, впереди, подергивается конвульсивно... что заставляет нервно дергаться автоматные стволы в руках полицейских.

К счастью, они не начинают стрелять по новой.

- Идиоты, если вы его пристрелили...
Первый офицер хрипит, слышно его плохо.
- Кого? - рявкает сержант, - Эту тварь? Очень надеюсь, что....
- Отставить, - вдруг глухо раздается из-под тела. - Лучше помогите мне выбраться отсюда!
Полцейские синхронно шарахаются - подходить к твари не хочет никто.
Кроме разговорчивого сержанта, который с матом начинает отдирать одно тело от другого.
- Идиоты, они же могли тебя пристрелить, - не унимается первый.
- Отставить, я сказал. - Бурчит второй. - Так, кто нибудь инструкции вспоминать собирается выданные?
Полицейские дергаются. Двое бросаются перевязывать первого офицера. Третий вскидывает оружие, начинает оглядываться.
Офицер оскаливается на полицейских.
- Наряд вне очереди! - Рявкает второй. - Ты лучше рацию достань!
- Не достанет он рацию. - Бурчит сержант. - Он вообще сейчас кровью захлебнется. Так, вы двое тут разберитесь, - он кивает на второго офицера, - а я сейчас перевяжу этого нервного.
Первый офицер пытается что-то ответить, но действительно начинает захлебываться. Приходится заткнуться и принимать помощь.
- Ты - за тушей наблюдай! - в голосе второго офицера яду столько, что можно сцеживать в баночку. - Перевязать меня и один сможет... если в обморок не упадет...
У него, кроме разодранного уха еще и два пулевых ранения.
И тоже кровопотеря.
Что не добавляет хорошего настроения и терпимости друг к другу.
Сержант молчит. Все наконец-то заняты делом.
Второй офицер смотрит на позеленевшего полицейского, который дрожащими руками пытается наложить ему жгут.
- Прекрати психовать, и делай как следует, или я точно тебя вместо лекарств использовать буду!!!
- И никто не будет возражать, - добавляет сержант. - Ссалага... что тут сложного, ... ... ... ...!!!
Комментарий как ни странно, возымел действие. И через пять минут раненные были перевязаны, здоровые осмотренны на предмет ранений, доклад сделан, а оборона организована.
После чего желание поубивать друг друга сразу уменьшилось вдвое. Но целиком не пропало.
Отряд медленно двигается к выходу из переулка, куда должна подъехать машина.
- Отвратительно. - Бурчит второй офицер. - Если бы их было двое, все бы мы тут лежали.
- Скажете, если б мы не стреляли...
- А я против стреляли и не возражаю, кстати... только в следующий раз... одиночными, а не очередью! И цельтесь! - офицер подумал, и добавил пару слов из арсенала сержанта.
- Можно подумать, там было куда целиться... , - сержант посмотрел на того с уважением
- Я вообще не об этом! Потом - отвратиельно! Вы там две минуты стояли и пялились неизвестно на что!
- А что вы хотите, у меня двое новобранцев!
- Я и говорю - отвратительно! Я таки доложу...
- И докладывайте...
Первый офицер явно имел что добавить к диалогу. Относительно тупых терран вообще и этих тупых терран в частности. Но, к счастью, не мог. И горло мешало, и сил не было. Все уходили на то, чтобы не вцепиться в тех, кто его тащил.
А трое оставшихся полицейских просто не успевали за ходом беседы.

Отредактировано Мирка Фортуна (2007-08-29 03:50:36)

21

Лейтенант уже собирался отправиться спать. Да какое там "собирался" - он уже практически спал. Но, когда доложили об инценденте - проснулся. И примчался вниз - встречать. Ситуация была - хуже не придумаешь. Да, попасть под пули своих же, конечно - приятного мало. Но, когда люди начинают стрелять в метоселан... Йохим сглотнул. Ту недалеко и до полного разжалования. И - если б только его. А то вполне возможна и тюрьма, и уничтожение - при чём всей семьи. В подобных вопсросах имперцы особо не церемонились. Он уже перебирал в уме - что можно и нужно сделать, и как это сделать, когда подлетел медицинский фургон. Он успел ровно на пять минут раньше, чем машина с пострадавшими. И. не успела оная машина остановиться, как из фургона уже к ней бежали медики. Обоих офицеров и труп забрали в фургон и увезли, а полицеские выбрались и теперь стояли навытяжку перед начальством.
Но Айче и рта не успел раскрыть, как сзади раздалось деликатное покашливание - баронет, больше - некому.

22

по договорённости с Миркой отписываюсь вне своей очереди

- Кхм - начал баронет - браво. Ваши люди отлично стреляют. Если ещё они видели - КУДА, цены бы им не было.
Как всегда - изящен, утончён и саркастичен. Айче сжал кулаки.
- Господин Сташевский... Кому, как не господам метоселанам, должно быть известно, что драться с ними на равных терране не могут.
Айче старался говорить спокойно, но усталость его  подточила самоконтроль. И теперь он готов был взорваться.
Однако это видел и Сташевский. И прекрасно осознавал, что с этим терраном ему работать и дальше....хотя бы до прибытия делегации из Византии. И раз так - мир, мир и ещё раз - мир. 
- Не будем ссориться... (друг мой) - эти слова Орест так и не смог произнести. Для метоселанского аристократа назвать террана другом - это нужно было наступить на горло собственной гордости. Но в в самом тоне уже не было прежнего сарказма и превосходства - а только горечь и сочувствие.
Йохим безнадёжно махнул рукой. И пошёл прочь, поманив за собой командира патруля.
- Боюсь - здесь есть и моя вина - эти слова баронета заставила Айче споткнуться и замереть на месте. Он медленно повернулся к баронету. Его... ЧТО?
- ... вина за нескоординированные действия - продолжал метоселанин - увы, мои люди пострадали именно поэтому. Вы воспринимали нас как досадное дополнение как гостей, которых следует оберегать. А мы  - вас, как тупых животных как, уж простите, помеху, а не помощь.
- Эт'точно - от усталости перейдя на местный диалект, согласился Айче.
- И чтоб впредь избежать подобных досадных ошибок - предлагаю поступить вот как...
Дальше метоселанин изложил свои соображения. Они, конечно, вовсе не блистали оригинальностью, но всё же были лучше, чем ничего. Баронет предлагал, что командовать патрулями будут метоселане. Ну ещё бы. И, соотвественно, несли полную отвественность за всё. А вот это -  уже что-то дельное Терранам отводилась роль проводников и поддержки. Лейтенант был не слишком доволен. Но в голове его не было ни единой дельной мысли на сей счёт, поэтому он лишь согластно кивнул, думая, что его людям это совсем не понравится.
**
Новый порядок полицейские восприняли стоически -никто не возразил. Впрочем - они тоже устали, и возможность переложить часть ноши на чужие плечи не могла не радовать...
**
Осттаток ночи  прошел без эксцесов. Отчёта от медиков о состоянии раненых тоже пока не было. Айче оставил свои дела на баронета и своего помощника и наконец-то смог поспать....

23 мая

дополнения, изменения?

23

переход из "В поезде"
23 мая, утро, 9-05 по местному времени, ясно и жарко.

Во Львов поезд прибыл точно по расписанию - в девять часов пять минут по местному времени. О чём и сообщил проснувшемуся к тому времени Йону проводник. Сэт по-прежнему изволила почивать.

24

Йон посмотрел на Сет. Вчера, разбудить её не удалось. А сейчас, это просто жизненно необходимо, не в поезде же оставлять.
Несколько смущаясь - хоть и "напарник", а все же Императрица! - граф осторожно тронул Сет за плечо.
- Сет! Приехали, просыпайся!!!

Отредактировано Ион Фортуна (2007-09-09 18:56:31)

25

Не тут-то было. Крусник даже не пошевелилась. А с платформы уже слышался зычный голос Волкова, требующего поторопиться с высадкой.
А на перроне их уже встречали гвардейцы в форме дома Фортуна, во главе с Орестом Сташевским - его Йон знал в лицо.

26

А вот это уже не смешно. Совсем не смешно.
Про себя ругаясь на имперском, Йон спешно соображал, что делать.
Сумка у него, конечно, была маленькой, и Сет на руках граф вполне бы унес, но... он сомневался, что из этого выйдет что-то хорошее. Плюс - вещи Сет... хотя граф даже не знал, где её купе.
- Сет!!! - тряска возобновилась, в этот раз, еще настойчивее, - Сет!!! Мы опоздаем!!! Да просыпайся же!!!

27

Никакой реакции. Императрица продолжала изображать спящую красавицу и только болталась, словно кукла, в руках Фортуны.
- Господин граф, не изволите ли выйти? - раздался с платформы зычный голос Волкова.

28

Все. Конечная станция.
Осталось только одно.
Йон глубоко вздохнул, взвалил свою сумку себе на плечо, как и рюкзачок же Сет  (он ведь был с ней?)
Саму же Сет, взял на руки...
так и вышел с поезда.

29

Пассажиры, порядком напуганные присутствием военных, спешно покидали вагон. На такую встречу явно мало кто из них рассчитывал.
Немолодой терран, представившийся профессором Волковым, который, по идее должен был быть в курсе ситуации, нервничал не меньше, а то и больше остальных. И похоже решил свалить всю ответственность на молодого Фортуну... который, почему-то не спешил покидать вагон.
Баронет было нахмурился, когда Йон показался таки на перроне...

Однако.....
Профессор демостративно закатил глаза.
А Орест с трудом удержал на месте норовящую отвиснуть челюсть.
Йон бережно нес на руках - молоденькую черноволосую терранку, а на лице - мученическое выражение.
Опять. Да что это с ним?
Орест еще помнил каких-то гостей из-за барьера, и молоденькую рыжеволосую терранку, за которой наследник семейства бродил тенью с романтическим выражением лица. И вот. Опять
И нашел же время!!! Ну, молодой человек....

Впрочем, вежливо поклониться это баронету не помешало.
- Господин Фортуна, рад вас видеть. Вы должны выслушать доклад об обтановке, - он посмотрел и на профессора, давая понять, что это его тоже касается, потом перевел взгляд на Йона. - Гхм... я подозреваю, ваша ноша будет вам мешать.

30

- Не будет, - процедил сквозь зубы Йон голосом, не принимающим никаких возражений, - я внимательно слушаю.

В конце концов, что ему еще оставалось делать? Оставлять Сет в поезде? Ну-ну. Граф еще не на столько выжил из ума.
Но ведь Сэт тоже надо было знать обстановку!
А разбудить её было невозможно.
В конце концов Йон решил, что сам ей все расскажет. Если конечно, Орест не продолжит препираться.


Вы здесь » Trinity Blood » Территория Империи » Львов.